+7 (495) 332-37-90Москва и область +7 (812) 449-45-96 Доб. 640Санкт-Петербург и область

Статистика задержаний по 228 ст ук рф

Каждый четвертый заключенный в России осужден за связанные с наркотиками преступления. По этим статьям выносится около ста тысяч приговоров в год, и многие из них сложно назвать справедливыми и обоснованными. Изучив материалы уголовных дел и поговорив с бывшими сотрудниками МВД, Максим Литаврин описал наиболее распространенные среди наркополицейских методы фальсификации. Самый простой и распространенный способ посадить невиновного. Запрещенные вещества полицейские тайно подкладывают задержанному, а затем изымают их и оформляют это как хранение или покушение на сбыт. Жертву редко выбирают случайно: обычно этот человек уже находится в поле зрения оперативников или их агентов.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Эксперты увидели «сильный перекос» в наказаниях за наркотики в России

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: За НАРКОТИКИ, по 228, не \

Каждый четвертый заключенный в России осужден за связанные с наркотиками преступления. По этим статьям выносится около ста тысяч приговоров в год, и многие из них сложно назвать справедливыми и обоснованными.

Изучив материалы уголовных дел и поговорив с бывшими сотрудниками МВД, Максим Литаврин описал наиболее распространенные среди наркополицейских методы фальсификации. Самый простой и распространенный способ посадить невиновного. Запрещенные вещества полицейские тайно подкладывают задержанному, а затем изымают их и оформляют это как хранение или покушение на сбыт.

Жертву редко выбирают случайно: обычно этот человек уже находится в поле зрения оперативников или их агентов. Я со столькими общался.

Он объясняет: полицейский, как правило, выберет самый простой и надежный способ провокации, а не какую-то сложную схему. Один из таких способов — подброс. По словам Воронова, предполагаемые жертвы делятся на две группы: те, что сядут, и те, что заплатят.

Для улучшения статистики раскрытия преступлений подойдут небогатые потребители наркотиков, лучше всего — с судимостью или с условным сроком. Вымогают деньги обычно у молодых людей из обеспеченных семей. К вам приходят начальники, говорят — нужно раскрытие. У вас уже на примете есть три-четыре жертвы, вы выбираете беднейшего, который пойдет на растерзание в суд. Важную роль в выборе жертвы играют агенты, которые, как правило, сами находятся в зависимом от сотрудников положении.

Человек этот находится на таком этапе, когда в ближайшее время или сядет, или умрет, и изыскивать стафф или деньги ему все сложнее и сложнее. А здесь его обеспечивают и тем, и другим. Агенты могут не только сообщать информацию оперативникам, но и непосредственно участвовать в провокации. После встречи с агентом жертву задерживают полицейские. Применяют спецсредство наручники. Вам нужно найти понятого. Вы выходите на улицу, а там только одинокий сверчок в траве стрекочет.

При этом он согласен, что слишком часто пользоваться услугами одних и тех же понятых нельзя: прокуратура время от времени все же проверяет материалы уголовных дел. Дальнейшее зависит от социального статуса жертвы. Оба экс-полицейских объясняют, что в случае с человеком, уже привлекавшимся к ответственности по й статье, никаких дополнительных доказательств собирать не надо.

Ему положи в карман наркоту — его даже слушать никто не будет. Если закрепиться — тщательно и по правилам оформить все доказательства — все же надо, оперативники готовятся к экспертизам: освидетельствованию задержанного на состояние опьянения и взятию смывов с рук.

Я могу взять какую-то салфетку, что угодно, тряпку, еще что, могу использовать какие-то перчатки, и перед этим я в них поработаю, или салфеткой протру наркотическое вещество — естественно, то же самое, что мы изымаем. Регулируя наручники, я, как бы невзначай коснусь его рук этими перчатками или тряпкой. Он отмечает две важных для последующего следствия детали: чтобы понятые дали нужные показания, и чтобы участвовавший в провокации агент вообще никаких показаний не давал.

При мне была ситуация: сидят в кабинете опер, подозреваемый и следачка. Она что-то спрашивает у подозреваемого по поводу количества наркотиков, у него изъятых, и опер говорит при всех: "Да там 4,7 грамма, я сам насыпал". При следователе говорит! Че ты делаешь? Нам за подброс придется закрывать опера, организовывать дело внутри МВД, а это проверки, начальство полетит, проблемы будут лично у меня". Холодным февральским вечером года приятель пригласил москвича Александра Борисова выпить пива.

Когда молодые люди уже вместе выходили из лифта, их задержали пятеро сотрудников ФСКН. Позже на допросе силовики утверждали: у них была информация, что молодые люди торгуют амфетамином. Борисов настаивает, что ни он, ни его приятель подобным не занимались, а наркотики ему подбросили. В суде он рассказывал, как после задержания их развели по разным этажам подъезда и тщательно досмотрели без понятых.

Не найдя ничего запрещенного, на молодых людей надели наручники и усадили в машину. Через час досмотр повторился уже в отделе и в присутствии понятых; в этот раз у Борисова из кармана куртки вынули два свертка с каким-то порошком.

У его приятеля Владимира Дергачева снова ничего не нашли. Оперативники, по словам Борисова, предложили ему оговорить друга и сказать, что изъятое ему продал именно Дергачев. Он отказался, и вскоре Борисова арестовали по делу о хранении наркотиков в крупном размере — в свертках оказался амфетамин массой 1,2 грамма.

Избирая меру пресечения, суд подчеркнул, что у Борисова к тому моменту не истек испытательный срок, который был назначен ему вместе с условным приговором за незаконное хранение наркотиков часть 1 статьи УК. В сентябре года Тимирязевский районный суд приговорил юношу к 4,5 годам колонии. Защита настаивала на его невиновности: свидетели видели первый досмотр без понятых, отпечатков пальцев задержанного на пакетиках не было, смывы с его рук ничего не показали, а при обыске у него дома не нашли запрещенных веществ.

Сестра Борисова говорила в суде, что общалась с оперативниками после задержания, и те признались, что подбрасывают наркотики ради статистики, и обещали оставить ее брата свидетелем, если он даст показания против товарища. Суд отнесся к доводам защиты критически. Немногочисленным доказательствам, которые представило следствие — сам изъятый наркотик и показания оперативников и понятых — суд, наоборот, поверил безоговорочно.

После приговора Александр Борисов обратился в ЕСПЧ, который встал на его сторону и указал в своем решении, что доводы Борисова о подброшенных ему наркотиках можно считать обоснованными — это подтверждается в том числе и тем, что досмотр и изъятие произошли не сразу, а спустя час после задержания.

Борисову присудили 9 тысяч евро компенсации. Полицейский агент уговаривает знакомых приобрести для него наркотики, а затем расплачивается за них мечеными купюрами. Впрочем, наркотики жертва такой провокации может и не держать в руках — главное, чтобы агент под любым предлогом передал меченые деньги. Доказательствами сбыта в таких делах служат показания самого агента, изъятое у него вещество и обнаруженные при продавце меченые купюры.

Покупатель во время таких провокаций обычно действует не по доброй воле: это может быть не постоянный агент, а человек, которого уже задержали по делу о наркотиках и угрозами вынудили участвовать в ОРМ, продолжает Воронов. Такой подставной покупатель связывается со знакомым, с которым они когда-то вместе употребляли наркотики, и настойчиво просит, чтобы тот снова достал их.

Если человек согласился и передал вещества агенту, его задерживают за сбыт — эта схема может повторяться и дальше, если новый задержанный уговорит уже своих знакомых приобрести для него наркотики. Кроме того, действия откликнувшегося на такую просьбу должны квалифицироваться не как сбыт наркотиков, а как пособничество в их приобретении, отмечает Голиченко. Экс-оперативник Дмитрий Шарапов говорит о еще более простом способе: оформить сбыт при проверочной закупке можно даже в случае, если жертва не передавала никому наркотики.

Выдаются агенту деньги, ксерокопируются, можно маркером пометить. Вполне возможно, он никакие наркотики покупать не будет. Он отдаст [знакомому] эти деньги, например, под предлогом того, что отдает долг — что угодно может быть.

Они могут быть и подброшены. Дальше происходит задержание, при досмотре [у этого знакомого] обнаруживают деньги, а агент сдает наркотики и говорит, что приобрел их у задержанного. Учет, судимость, работу не найдешь". В феврале года Октябрьский районный суд города Иваново приговорил летнего Антона к пяти годам заключения по делу о покушении на сбыт гашиша в незначительном и значительном размерах. Антон решил помочь, так как время от времени они вместе с Сергеем курили гашиш и при необходимости делились им друг с другом.

Знакомый настоял, чтобы Антон купил наркотики на свои деньги — долг он обещал вернуть при встрече. Сергей, как позже выяснилось, действовал в рамках проверочной закупки и звонил Антону под давлением сотрудников ФСКН — сам он уже был подозреваемым в построенном по такой же схеме уголовном деле. За месяц до звонка Сергея задержали, когда он передавал гашиш своей подруге — та тоже очень просила помочь с покупкой наркотиков.

Приговор — восемь лет колонии — ему зачитали на два месяца раньше, чем Антону. От Антона, в свою очередь, полицейские тоже потребовали звонить знакомым и участвовать в проверочной закупке. Растерявшись после задержания, он согласился. Позже, выступая свидетелем в суде, Антон изменил показания и рассказал о провокации — несмотря на это, уже третий молодой человек, который достал гашиш на этот раз для Антона, получил 4,5 года заключения.

Простое хранение наркотиков при правильном оформлении документов может быть квалифицировано как покушение на сбыт даже без привлечения агентов или секретных свидетелей — полицейские используют это для вымогательства или для утяжеления статьи обвинения. На практике же такой подход позволяет следствию искусственно утяжелять статьи и возбуждать дела о сбыте, не ведя никакой оперативной работы и даже не привлекая агентов — достаточно указать в протоколе, что наркотик был разложен по пакетикам. В таких случаях, говорит экс-сотрудник Вячеслав Воронов, деньги вымогают за то, чтобы дело все же расследовалось по статье о хранении.

Следствие всегда старается направить дело в суд по как можно более тяжкой квалификации и по другой, более формальной причине. Суд может смягчить статью самостоятельно, а для ее утяжеления дело надо возвращать прокурору. Если взяток нет, следователи загоняют дело по как можно более тяжкому составу. Суд не может ухудшать положение подсудимых, а улучшать — может, например — со сбыта перейти на хранение.

Экс-полицейский Шарапов добавляет: с года по требованию прокуратуры при возбуждении дела о хранении наркотиков следователи должны сразу же возбудить второе — о сбыте — в отношении неизвестного, который продал эти вещества подозреваемому. Поэтому хранения перестали раскрывать — ты делаешь хранение, и получаешь автоматом сбыт как висяк. Если нужно закрепить доказательства сбыта, говорят оба бывших полицейских, оперативники могут привлечь своего агента в качестве засекреченного свидетеля — не опасаясь быть пойманным на лжесвидетельстве, он скажет, что когда-то покупал наркотики у обвиняемого.

Скорее всего, такой свидетель будет даже не знаком с тем, кого оговаривает. Подмосковный таксист Бронислав Карбиевский любил курить гашиш. В феврале года в одном из магазинов в даркнете он купил плитку гашиша весом около 70 грамм; ехать за закладкой пришлось на Лосиный остров.

При заказе оператор магазина, в котором он приобретал гашиш, обещал за сделку бонус — оказалось, что в упаковке, помимо заказа, лежал один грамм MDMA и маленькая ампула 2C-B. Через несколько дней он решил все-таки перепрятать гашиш, разделив его на несколько кусков и прикрепив под днищем автомобиля и в моторном отсеке.

За этим занятием его и задержали: случайно проходившие по двору оперативник и участковый заметили, что за рулем припаркованного во дворе Hyundai Solaris сидит молодой человек и режет гашиш. В суде Карбиевский рассказывал, что участковый с оперативником сразу же потребовали от него деньги за то, чтобы не квалифицировать порезанную плитку гашиша как попытку сбыта. Взятку вымогали и у его матери — она написала заявление в управление собственной безопасности УСБ МВД, и вскоре участкового задержали при получении 1,6 млн рублей.

По обвинению в мошенничестве его приговорили к четырем годам условно. Сам Бронислав Карбиевский, которого все-таки обвинили в покушении на сбыт наркотиков в крупном размере, получил 10 лет колонии строгого режима. Чтобы увеличить массу изъятых у задержанного наркотиков и тем самым утяжелить обвинение, не обязательно досыпать само вещество — можно обойтись хоть сахаром, так как экспертиза не определяет чистоту изъятого и считает наркотиком всю смесь.

В нем для каждого наркотика указано, какое количество следует считать значительным, крупным или особо крупным размером. Это значит, что если в порошке содержатся какие-то примеси, их не будут отделять во время взвешивания на экспертизе, а посчитают все вместе — независимо от того, каков процент чистого наркотика.

Безусловно, правительство, которое не хочет выпускать на свободу преступников, осужденных по второй и третьей части статьи, понять вполне можно. Практика показывает, что значительная часть амнистированных вновь возвращается к своему ремеслу, либо начинает употреблять наркотики. То есть, это — потенциально опасные для социума элементы.

Все материалы сайта Министерства внутренних дел Российской Федерации могут быть воспроизведены в любых средствах массовой информации, на серверах сети Интернет или на любых иных носителях без каких-либо ограничений по объему и срокам публикации. Это разрешение в равной степени распространяется на газеты, журналы, радиостанции, телеканалы, сайты и страницы сети Интернет. Единственным условием перепечатки и ретрансляции является ссылка на первоисточник. Никакого предварительного согласия на перепечатку со стороны Министерства внутренних дел Российской Федерации не требуется.

70 тысяч приговоров. Как в России судят за хранение наркотиков без цели сбыта

В СССР плановой была не только экономика, но и правосудие. Регионам сообщали, сколько человек и по какой статье нужно осудить в определенный период. Планы выполнялись и перевыполнялись. Этого государства нет уже 28 лет, однако официальная статистика указывает, что установленные в Советском Союзе порядки остались.

Статистика и аналитика

Правозащитники предлагают смягчить наказание за приобретение и хранение наркотиков в крупном размере без цели сбыта. Крупным размером зачастую признают небольшое количество наркотиков, десятки тысяч ранее несудимых получают большие сроки. МВД готово поддержать поправки. В начале февраля в Госдуме состоялось первое заседание рабочей группы по совершенствованию антинаркотического законодательства. На нем правозащитники представили законопроект о смягчении наказания за приобретение и хранение наркотиков в крупном размере без цели сбыта часть 2 статьи УК , рассказали Би-би-си участники встречи.

Эксперт проанализировал данные МВД о зарегистрированных преступлениях, связанных с наркотиками, сведения cудебного департамента при Верховном суде о приговорах по делам о наркотиках и статистику ФСИН о количестве заключенных по различным составам УК.

Как математически доказать существование массовых фальсификаций по наркотическим статьям УК. Мощнейший общественный резонанс, связанный с делом Ивана Голунова, вызван не только журналистской солидарностью, но и тем, что фабула с обнаружением при задержании и обыске наркотиков именно в том количестве, которое необходимо для возбуждения уголовного дела, — позорно распространенное в нашей стране явление. И это не фигура речи, а результат профессионального исследования, проведенного Институтом проблем правоприменения Европейского университета в Санкт-Петербурге. В исследовании было показано, что распределение изъятого количества наркотических средств по массам имеет удивительные особенности, не объяснимые теорией вероятностей и математической статистикой. Массы изъятых наркотиков очень любят быть круглыми. Для марихуаны это 6 граммов начиная с такого веса наступает уголовная ответственность сроком до трех лет и граммов за это могут дать от 3 до 10 лет. Это говорит о том, что полиция подозрительно часто находит не то, что ищет, а то, что хочет найти. Еще более сильно выражен этот эффект на графике распределения изъятых масс героина, где пороговые значения — 0,5 грамма и 2,5 грамма соответственно. Данные приведены за два года — гг.

Это нам подбросили. 40 тысяч раз

.

.

.

Для улучшения статистики раскрытия преступлений подойдут небогатые за незаконное хранение наркотиков (часть 1 статьи УК). брать с него пример и тоже досыпать сахар задержанным с наркотиками.

Статистика Задержаний По 228 За 2019 Год

.

В Госдуме обсуждают смягчение наказания за хранение наркотиков

.

Плановое правосудие: в 5 городах России одинаковое число осужденных по 228-й статье

.

.

.

.

Комментарии 4
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Викторин

    Не могли бы вы прокоментировать это или видео записать. За ранее спасибо!

  2. Влада

    Я первая кто посмотрел и мой лайк первый: Согласна с Вами полностью кредит лучше не брать.

  3. Добромысл

    А потом люди наслушавшись таких советов без сопротивления сядятся в машины полиции и умирают в отделениях, как Станислав Главко в Нижнем Тагиле, на которого повесить 2 уголовки хотели следаки. Или как Рустам Крычев в Петербурге после доставления в 23-й отдел полиции УМВД был повешеным на полицейском ремне найден в кабинете.

  4. tiotweakaram

    Да ты открыл америку!

© 2018-2022 spb-avia.ru